Воронеж Воскресенье, 29 Марта
Общество, 02.02.2020 13:01

Красавица-депутат рассказала, как продавала унитазы, а стала народной любимицей

33-летняя Екатерина Колесникова – депутат Совета народных депутатов Семилукского района VI созыва. За этим званием, наводящим на образы серьезных и скучных мужчин в костюмах с галстуками, стоит веселый, отзывчивый и весьма ранимый человек, который ну никак не вяжется с российской политикой. Екатерина борется за экологию, помогает "особенным" детям, ее благотворительный фонд успешно реализовал проект бесплатного социального такси под Воронежем, а еще она успевает вести 30-тысячный блог в Instagram, где рассказывает о своей жизни.

Будущий депутат родилась в Придонском, но уже в годовалом возрасте переехала вместе с родителями в Киев. Туда отправили ее отца, служившего военным врачом. На Украине Екатерина окончила девять классов. Во время учебы ездила к бабушке в столицу Черноземья только на каникулы. Это, по ее словам, было лучшим подарком. В итоге любовь к родной земле оказалась настолько сильной, что она вернулась жить в Россию.

О возвращении в Воронеж, о том, почему не попала в Воронежскую областную Думу, как стала фермером-любителем и своих политических амбициях Екатерина рассказала в интервью «Блокнот Воронеж».

– Когда начала учиться в воронежской школе, первым моим уроком была биология. У меня по ней было 12 баллов (прим. 5+ в украинской системе оценок). Спрашивали тему прошлого года и как раз вопрос, который я на экзамене отвечала. Я руку тяну, рассказываю, аж от зубов отскакивает, а понимаю, что у учительницы глаза круглеют. Вроде бы все правильно говорила, но чувствую, что-то не так. Вижу, а на меня все удивленно смотрят. И тут я осознаю, что рассказывала на украинском. Пришлось все переучивать на русском.

Потом в ВГУ училась на факультете романо-германской филологии, изучала на вечернем отделении перевод и переводоведение. В то время работала в магазине «Стройбат» в Юго-западном. Продавала плитку, унитазы. Тогда только пошли полипропиленовые трубы. Мы давали в аренду специальные аппараты для них. Я рассказывала взрослым дядькам, как ими пользоваться. «Вот здесь нагреваете, сюда вставляете». Говорила, для чего какие фитинги нужны, как мерить, как отрезать. Почти год там проработала.

Трудилась в газете «Работа для вас», а позже открыла пиар-агентство «Пять звезд». Мы занимались коммерческим направлением. Затем работала в сети автосалонов. Пришлось экстренно вникать во все бренды и бренд-буки, так как девушка-маркетолог, которой я должна была помогать, попала в серьезную аварию. Вникла, работала до защиты диплома, параллельно еще изучала государственное и муниципальное управление в «Российской академии народного хозяйства». Когда увольнялась из автосалона ради написания диплома в ВГУ, на мое место взяли четырех девочек.


– Как пришла идея стать депутатом в Семилукском районе?

– Я еще до этого пробовала попасть в шестой созыв Воронежской областной Думы, но не получилось. Люди мало кому верят. Я тогда лично ходила и собирала подписи. Там же надо паспортные данные, а давал их, наверное, каждый пятый. Были случаи, когда диктовали, а я вижу, что неверно. Избирательная комиссия проверяет каждую подпись, в итоге были выявлены ошибки. На одну-две больше нормы. Поэтому даже не допустили до выборов.

Тогда я уже занималась «Славянским наследием». Это раздельный сбор мусора. Четыре года устанавливаем контейнеры по всему Воронежу - желтые, для пластиковых бутылок.

– Если вы собирались в областную Думу, то финансовые возможности позволяли?

– Когда идешь в первый раз, про эти расходы не думаешь, потому что их не знаешь. Особенно, когда идешь сам. Не чей-то протеже, не кто-то тебя ведет, а сам. Какие там будут расходы, не осознаешь. В том масштабе областном они меня так и не коснулись. Но я могу представить, какой был бы объем работы. Сейчас на прием приходят даже из Хохольского района, хотя к нашему округу он не относится. Как и Усмань, откуда тоже приходят. Говорят: «Мы слышали, вы людям помогаете, решаете вопросы». Мне, конечно, приятно и лестно, но они же не с моего округа. Что могу сделать - я делаю.

– Почему политика?

– Я занималась раздельным сбором. В Воронеже об этом говорят всего несколько лет. Когда мы устанавливали первый контейнер для пластиковых бутылок, многие крутили пальцем у виска: «В Воронеже? Да вы че? Здесь люди не такие, это никому не надо!». А я была уверена, что Воронеж – нормальный город, а его жители будут раздельно собирать отходы. Первый контейнер на улице Кропоткина, 13 простоял пустой недели три (мы туда для вида, конечно, положили несколько бутылок). Потом начали по чуть нести. Сейчас есть контейнеры, заполняющиеся за два дня. Есть места, где их стоит сразу три. Воронежцы адекватно это восприняли. Даже были случаи, когда люди звонили и говорили, что будут жаловаться на нас в администрацию, так как в соседнем дворе поставили контейнер, а у них нет. «И у вас поставим, но в администрацию можете пожаловаться», – отвечала я.

У нас же есть два пути решить проблему. Либо идти и заниматься ею, либо сидеть на диване и жаловаться, писать что-то гневное в интернете. Я решила так: контейнеры установлены, второй, третий, пятый, десятый. Люди этим занимаются. Нужно, чтобы это было принято на административном уровне. Как это можно сделать? Можно ходить стучаться по кабинетам в администрации, но меня за сумасшедшую сочтут. А есть возможность самому попасть во власть и решить вопрос на законодательном уровне. Я так и поступила.


– Раздельный сбор приносит вам какие-то деньги? Как эта схема работает?

– Первые года два-три мы работали в минус. На третьем году начался ноль, а сейчас небольшой плюс. Мы даже взяли машину в лизинг. До этого был древний манипулятор. Опустошение одного контейнера занимает до семи минут, это максимум. В основном машина тратит три-пять минут. Бутылки сортируются по цветам. Прозрачные, светло-голубые и светло-зеленые – это один вид пластика. Дальше идут коричневые и темные, а также те, которые не подлежат переработке – яркие и черные. Там слишком сильный краситель, его невозможно вывести. Молочка идет отдельно, потому что там другое производство. У меня хоть и нет образования по пластику, но я могу полностью рассказать его путь от нефти до конечного изделия. Темой заинтересовалась в 2012 году. Уже тогда изучила все крупные заводы по переработке, которые были в мире. Мы бы очень хотели, чтобы у нас была своя переработка, но пока сделать этого не получится. Мы сотрудничаем с другими компаниями, которые превращают наш пластик в синтетическую нефть или трубы.

– После неудачи в областной Думе вы решили отправиться в Семилуки?

– Да, у меня там бабушка живет. В этот раз я шла уже по спискам при поддержке «Единой России», хотя тогда еще не была ее членом. Жители сел – это немножко другие люди. Когда с ними общаешься, видишь другие потребности. Они очень простые. В благодарность получаешь «спасибо». Это уже здорово. Мы же муниципальные депутаты, работаем бесплатно. Нам не выделяют на что-то деньги. Конечно, если бы я стала областным депутатом, то была бы какая-то сумма, чтобы в районе можно было дорогу подлатать, где то щебень завести, где то фонарь лишний установить или мост починить. Да банально купить в ДК ту же колонку или микрофон. А здесь пытаемся за свой счет это делать, но сложно. На все не хватает.

– Вас уже знали тогда в Семилуках?

– Я уже проводила приемы, чем-то помогала. Кто-то идет ради политики, а кто-то ради работы. Нас таких дурачков мало, но есть. На тех выборах я набрала больше всех голосов. Я думаю, это показатель того, что люди меня знали, пришли и проголосовали. Несмотря на поддержку «Единой России». Тогда говорили, что за кого угодно проголосуют, «лишь бы Катя с нами осталась».

– Вы были уверены в своей победе?

– Очень сомневалась. Там все такие дядьки-тетьки, уже по второму-третьему разу, а тут я такая. Сейчас я не единственная женщина в Совете депутатов. Нас пятеро. Великолепная пятерка.

– Статус депутата помогает в чем-то?

– Да чем он может помочь? Работы стало очень много. Кто-то преследует свои интересы, я же хотела продвигать раздельный сбор. Сама проводила тематические уроки в школах, субботники организовывали. А так, чтобы ходить и говорить: «Я депутат!»…Ну, депутат. И что? Это такая же работа, еще и колоссальная ответственность. Люди приходят и спрашивают: «Пообещаете, что сделаете?». За полтора года я еще никому ничего не обещала. Если сложный вопрос, привлекаю специалиста. Если обращение надо написать или исковое, то на месте пишем. Мне, правда, сказали, что депутаты так не работают, они якобы сначала выслушивают, а потом месяц готовят ответы. Я выслушиваю и стараюсь сразу делать. Чего тянуть-то. Ведь потом придут еще и еще люди.

– Как близкие восприняли решение стать депутатом?

– Муж поддерживает. Главное, чтобы ему мозг не выносили. Если надо, всегда поможет. Конечно, это все обсуждалось. Не делалось ничего без его ведома.

– А на улицах узнают?

– Меня как блогера узнают. Довольно-таки часто. Но сейчас я чувствую, что мой блог подходит к концу. Дело даже не в недостатке времени. Просто каждый может самую безобидную информацию трактовать как угодно. Мне как-то сказала знакомая: «Все написанное, кроме некролога, это пиар». Но зачастую от такого пиара можно и инфаркт словить.


– Вы имеете в виду купание в снегу?

– Да там ничего такого не было. Я уже лет шесть обтираюсь снегом, а в проруби на Крещение купаюсь лет десять. У меня есть показания к контрастному душу. Говорят, хорошо сказывается на организме, когда у тебя низкое давление.

– Если бы могли отмотать время назад, все равно бы пошли в депутаты?

– Иногда очень тяжело становится. Много обращений, много работы. Последние два дня ложусь в 12, а просыпаюсь в пять утра. Очень много бумаг. Бывают мысли, что слишком тяжело, ни благодарности, ничего. Я не говорю про деньги, или чтобы кто-то на поклон шел. Все, что мне нужно, Бог даст, я сама заработаю. Спасибо – оно дороже денег. Думаю, все равно бы стала депутатом.

– Есть дальнейшие политические амбиции? Например, все-таки попасть в областную Думу?

– Если бы вдруг была такая возможность попробовать себя, я бы хотела пойти от своего округа. Потому что и проблемы знаешь, и людей.

– Так в этом году вас ждать в списках кандидатов в Воронежскую областную Думу?

– Мне многие говорят, что надо пробовать. Но я боюсь, что не пройду. У меня было пять сел и чуть-чуть Кузихи, а тут будет гораздо больше территория. Скажем так, я бы все равно хотела.

– Как думаете, реально пройти, не имея связей?

– Я же так попала в семилукский Совет депутатов. Я все еще думаю, что у нас не все так плохо, и люди что-то решают. Если работать, то, я думаю, шанс есть у каждого. Другое дело, что ответственность будет больше. Это я так воспринимаю, а кто-то воспринимает, что можно прийти на сессию, показаться и уйти. Меня как-то спросили, зачем я каждую неделю встречаюсь с людьми, если депутат может проводить прием раз в квартал. Когда приходит по 8-10 человек, наверное, это не просто так. Проблем не убавляется. Мне бы хотелось, чтобы все так делали. Но тогда никто в депутаты не пойдет (смеется), если обяжут как-то.

– В вашем аккаунте Instagram часто появляется домашняя птица, кролики. Вы сами занимаетесь хозяйством?

– Сама. Мне нравится. Может, это странно. Большинство не понимает, зачем все это, ведь сегодня все можно купить. А я знаю, что я ем. Сама выращиваю, кормлю, ощипываю, готовлю. Мы много едим домашнего. Тушенку сами делаем, пиво варим и хлеб печем. По себе вижу, что со здоровьем лучше стало. Кур у меня где-то 65 голов, 7 фазанов, 5 индюков, 4 кролика на развод, 2 собаки, попугай и кот. Еще перепелки есть! Свой огород, теплица.

Я захожу в курятник после тяжелого дня, смотрю, как они там копошатся, ходят. Кто-то на рыбок смотрит и релаксирует, а я на них. Не могу это объяснить.


– Расскажите о фотографии с индюком у здания областного правительства.

– Вообще, я хотела сделать снимок где-то на природе. Чтобы рассвет за городом, речка, красиво все. Тут мы едем через площадь Ленина. И прям солнце такое…Говорю: «Хочу здесь!». Мы остановились и там сфотографировались. Не было какого-то потайного смысла.

Мне многие пишут в Instagram, что как-то стыдно копаться в какашках и выкладывать это в сториз, «ты же депутат!». А я не понимаю, что может быть постыдного в работе на земле. Я ворую у кур яйца? Или картошку?

Нет ничего ужасного в том, чтобы пару раз лопатой махнуть или раз в неделю в курятнике какашки в кучу сгрести. Это и был основной посыл фотографии. А что там напридумывали, так это каждый думает в меру своей испорченности. 


Беседовал Владимир Смехнов

Новости на Блoкнoт-Воронеж
  Тема: Лица нашего города  
6
2

Топ 10 новостей

ПопулярноеОбсуждаемое