Воронеж Понедельник, 26 октября
Общество, 18.08.2020 09:00

Политолог и экс-чиновник УРП воронежского правительства стал очевидцем протестов в Минске

Политолог Владимир Киреев (ранее работавший в УРП облправительства) был занят в Минске в мероприятиях в рамках Союзного государства России и Белоруссии.

Воронежец стал свидетелем первых массовых акций, начавшихся 9 августа сразу после президентских выборов.

Вернувшись в Воронеж, Владимир Киреев встретился с журналистом «Блокнот Воронеж», рассказал о том, что лично наблюдал на улицах Минска.

И также поделился экспертным мнением о происходящем в рамках блиц-интервью в нашей рубрике «Комментарий недели».

- Ситуация заключается в том, что готовились к этим событиям все стороны, - уверен Владимир Киреев. - Кто участники этих событий? Это белорусская администрация, правительство Белоруссии. Это оппозиционные силы, которые представлены тремя оппозиционными кандидатами, политтехнологические силы, которые находились за пределами страны и дирижировались из-за рубежа, с Западной Европы. Это европейские и американские фонды, НКО. Кем они управляются – это вопрос открытый в плане персоналий, потому что за руку поймать достаточно сложно, координация идёт через телеграм-каналы, и они сохраняют достаточную степень анонимности, но примерно контур их понятен, то есть задача их заключается в том, чтобы Белоруссию склонить к тому, чтобы она отказалась от России и перешла на сторону Запада. В свою очередь Россия тоже оказывала политтехнологическое воздействие, было большое количество публикаций со стороны России, чтобы склонить Белоруссию к интеграции в рамках союзного государства, и вообще сформировать атмосферу, что сотрудничество с Россией является лучшим выбором. Но оказалось, что лучше всего подготовлены западные структуры.

- Считаешь, что все эти протесты в основном происходят с подачи Запада?

- Протесты организованы с Запада, в том числе, наверное, отчасти и из России, но они опираются на возникшее недовольство. Воздействовали все, но результатирующая сила оказалась на данный момент наиболее значительна с Запада.

Сначала они говорили без привязки к геополитическому, историко-культурному выбору Белоруссии. Речь шла только о том, что необходимо поменять Лукашенко – неважно на кого, может быть, даже на пророссийского кандидата. Главное, что Лукашенко – недемократичный лидер, он является плохим примером для белорусов, он вообще нарушает демократическую традицию. У Белоруссии накопился большой спектр проблем, это просто вопросы, касающиеся экономики, социальных отношений, отсутствие диалога государства с сообществом. Но прямо в процессе протестов первоначально речь шла о включении как можно большего количества граждан в эти протесты и шла речь только о самых общих гражданских интересах. Но уже сейчас можно явно увидеть то, что идёт переключение повестки с антилукашенковской на антироссийскую.

- Какие примеры?

- Идут публикации в телеграм-каналах, пабликах, соцсетях, которые ориентированы на эти протесты и которые вбрасывают темы о том, что Россия готова поддержать режим Лукашенко, что Россия несёт историческую ответственность за Лукашенко. Казалось бы, у нас были такие прохладные отношения последние 5 лет и, оказывается, Россия во всем виновата. Я прямо перед нашим разговором делал себе закладки на эти публикации, проглядывается этот момент по публикациям в СМИ.

Стоит сказать, что протесты эти сгенерированы, они не случайны. Мои собеседники отмечали, что ещё недавно, 2-3 года назад, была большая лояльная аудитория у Лукашенко, но он совершил ряд ошибок за последний год. И это связано с понижением уровня жизни, и с реакцией на COVID-инфекцию. И, конечно - подсчёт голосов и силовая реакция стали катализатором. Но в различных группах общества накапливалось напряжение на протяжении длительного времени. Это IT-сектор, который не представлен на уровне государства, и бизнес. Люди чувствуют, что Лукашенко слишком долго находится во власти, он безальтернативен, людей он перестал слушать. Инфраструктура в Белоруссии очень высокого качества, но то, что недовольства есть, это прямо очевидно, хотя у Лукашенко сохраняется какая-то группа его сторонников, но количество противников значительны выше.


фото Владимира Киреева

Сейчас идёт уже общегражданский протест, забастовки на предприятиях. Но протестующие с самого начала были готовы к силовому сценарию. Нападение на милицию и ОМОН были со стороны протестующих, и молодые люди были готовы к этому. Противостояние носит достаточно жёсткий характер и со стороны оппозиции, и со стороны государства.

- На твой взгляд, кто жестил больше?

- Милиция. Насилие по отношению к демонстрантам было непропорционально, их нужно было точечно вылавливать, но было просто избиение. Цепь милиции пошла бить тех, кто на них не нападал. Специально, чтобы вызвать у протестующих чувство страха. По сравнению с Россией, где попадают в автозаки и делают селфи, а потом выходят на следующий день на свободу – это небо и земля. Но и ядро протестующих подготовлено было заранее.

Я был на проспекте Независимости, на улице Козлова… Поехал туда специально всё наблюдать. Милицейские машины блокировались, закидывались камнями. Люди пришли с ломиками, застал удачные и не очень удачные попытки драться с милицией.

- Как выглядели те, кто собирался драться?

- В основном это ультрас – футбольные хулиганы и хорошо одетые молодые люди. Как мне пояснили, это айтишники, офисные менеджеры, средний класс, который хорошо как раз живёт, но при этом он не удовлетворен политической атмосферой в стране. Стоило посмотреть на этих людей – это такие спортивные ребята, зататуированные…

- И айтишники в том числе?

- Сейчас надо отметить, что новая молодёжная субкультура – это культ тела, культ здорового образа жизни, они занимаются спортом, единоборствами, им это всё нравится. И к милиции такое отношение недоброжелательное у них сформировалось. Они не чувствуют себя представленными в белорусском обществе и готовы к агрессии. Я не знаю, состоят ли они в каких-то сообществах. Например, в бойцовских клубах, спортивных сообществах или в каких-то там субкультурах. Я таких субкультур не знаю, я знаю, что существует очень большое количество сообществ экстремальных видов спорта, которые формируют такое активное поведение, дают такую готовность участвовать во всём этом.

- На взгляд эксперта, чего там больше - влияния извне или их собственной мотивации, желания?

- Я думаю, что все каналы – и Nextа и множество других – они угадывают настроение этих людей, уже сформированные настроения. При этом владельцы телеграмм-каналов, YouTube-каналов отрабатывают собственные цели, которые касаются геополитического выбора, заключения нефтегазовых контрактов и так далее.

Вообще, ключевые действия в Белоруссии происходят под воздействием телеграм-каналов. Кстати, в других странах (Украине, Армении) были общественные организации, которые направляли. В Белоруссии же этого нет, говорят «соберёмся там-то», но кто это говорит? Это совершенно анонимная информация, которая попадает в запрос. Если выдернуть телеграм-каналы, то протестующие будут без координации. Но Интернет у них работал, они подготовились, сделали настройку. Интернет не работал для пассивных граждан.

В ядре протеста обычные русские люди, такие же, как живут у нас. Та же Тихановская (соперница Лукашенко на выборах – ред.) абсолютно бессубъектный человек, делает то, что ей скажут, в чьих руках находится, то и говорит. Да и Тихановский тоже был случайным человеком, которого сделали блогером.

В течение года, даже больше, готовились спортивные отряды. Им говорили, будут выборы, тренируйтесь.

- Кто сейчас решает судьбу Белоруссии?

- Будут договариваться Россия и Запад, который структурирует всю протестную массу. Стереотипное мышление, что это всё как на Украине, тут не работает. Это всё - как может быть в России.

И задача России сейчас, чтобы Лукашенко ушёл не быстро, а постепенно. А за это время получить контрольный пакет в переходном правительстве.

Виктор Ганик

Новости на Блoкнoт-Воронеж
  Тема: Рубрика "Комментарий дня" Воронеж  
3
3
Народный репортер + Добавить свою новость

Топ 10 новостей

ПопулярноеОбсуждаемое