Воронеж Суббота, 26 Сентября
Общество, 14.08.2020 09:02

УПЧ Татьяна Зражевская готова прислуживать любой власти, - воронежский юрист

Уполномоченный по правам человека (УПЧ) Татьяна Зражевская руками своего рукаппарата Белоножкина вознесла «Блокнот Воронеж» на недосягаемую для других региональных СМИ высоту.

УПЧ на своём сайте опубликовал уже четвёртое письмо к нашему изданию: вряд ли этой чести ранее удостаивался кто-либо из воронежских журналистов. Наша дискуссия с ув. Татьяной Зражевской и её верным оруженосцем Белоножкиным имеет все шансы встать в один ряд с легендарными эпистолами типа переписки Ивана Грозного с предателем князем Курбским.

Впрочем, учитывая заголовок четвёртого письма от УПЧ «Продолжаем сеанс разоблачения» правильнее будет сравнение с булгаковской перепиской «Энгельса с этим…как его — дьявола - с Каутским».

Многие (по фильму, конечно) помнят ту фразу профессора Евстигнеева Преображенского, но понятия не имеют, о чём там в той переписке был спор. Чтобы актуальный и общественно важный эпистолярный роман «Блокнота» с аппаратом Татьяны Зражевской по возможности избежал такого сведения к анекдоту, кратко напомним, что было в предыдущих сериях.

В редакцию пришёл правозащитник Игорь Юршин и сделал громкое заявление, что УПЧ Воронежской области, по сути, бьёт баклуши. А также Татьяна Зражевская уже 2 года назад, как пересидела свой срок, но ни спикер Нетёсов, ни губернатор Гусев не пошевелили и пальцем, чтобы заменить её, ибо – такой омбудсмен полезен им. Потому что, смотри выше - бьёт баклуши вместо реальной защиты прав человека.

Понятно, что такой поворот мыслей задел УПЧ, но вместо того, чтобы доступно просветить правозащитника Юршина и несмышлёного журналиста «Блокнота», поспешившего предоставить ему трибуну, аппарат УПЧ стал размещать на своём сайте публицистические заметки. Со странными для данной площадки, но хлёсткими заголовками:

Они нашли друг друга

Диагноз: «тенденциозность + непрофессионализм»

«Блокнот Воронеж» продолжил путешествие по граблям

Потом правозащитник Игорь Юршин снова пришёл в редакцию и заявил об имеющихся у него сведениях относительно учреждения Татьяны Зражевской некого «Института регионального законодательства», который был введён в состав соучредителей ОАО «Жилой квартал», а потом будто бы имела место история со скандалом вокруг обманутых дольщиков.

И надо же, оказалось (сайт УПЧ это признал), что, да, Татьяна Зражевская «Институт регионального законодательства» и даже вводила его в состав «Жилого квартала», но – всё было не так. Мы всё написали очень плохо, а всё было очень хорошо. И «Блокнот», и правозащитник Юршин этого просто не понимают, ибо погрязли в «инсинуациях» и увлеклись «акцентуациями».

«Блокнот Воронеж» не стал спорить, но, ради хоть капли просвещения, задал ряд вопросов по той истории. Чтобы рассеялись всякие сомнения в том, что всё было очень хорошо, а не очень плохо.

Но вопросы «Блокнота» о правомерности участия «Института регионального законодательства» госпожи Зражевской в числе учредителей ОАО «Жилой квартал», равно, как и многие другие вопросы остались без ответа.

- «Блокнот» …пошёл по пути мелких казуистических придирок и требований предоставления каких-то копий документов…, - отмахнулся рукаппарата Белоножкин. И, видимо, чтобы окончательно прикончить оппонента стал запиливать на сайте УПЧ весёлые картинки с участием грустного зелёного блокнотика.


рисунок к третьему письму УПЧ


рисунок к четвёртому письму УПЧ

Мы это пережили. 

Во-первых, Зелёный Блокнот - это совсем другой сериал, и в нём с правами человеков, кстати, тоже было не ахти. 

Во-вторых, аппарат УПЧ и без того уделил много сил и времени нашей редакции, теперь не скажешь, что в офисе Зражевской никто не работает. 

Поэтому, в-третьих, «Блокнот Воронеж» решил уступить место собеседника УПЧ юристу Василию Шлыкову, на которого аппарат Зражевской обрушился только за то, что Шлыков уличил Зражевскую в отказе помочь его доверителю, после того, как исполнительная власть региона не исполнила решение суда.

А ведь это же всё имеет непосредственное отношение к прямым обязанностям Татьяны Зражевской, не так ли? Наша роль связать уполномоченного по правам человека с тем, чьё право было нарушено.

История Василя Шлыкова - яркая иллюстрация работы УПЧ, о которой наша аудитория по-прежнему горит желанием узнать.

Кстати, на четвёртом письме к нам Татьяна Зражевская, вероятно, устала, оставив часть послания лично своему рукаппарата. Иначе не объяснить, что господин Белоножкин, пиша про Василия Шлыкова, почему-то взял его в кавычки (этот «юрист»), притом, что Василий Сергеевич много лет проработал на одной кафедре с Татьяной Дмитриевной и она даже обязана ему сохранением поста завкафедрой.

Публикуя ответ юриста, как раз с этого обстоятельства и начнём. Слово Василию Шлыкову:

- По-моему, это было в 1999 году, решался вопрос о замене заведующего кафедрой конституционного и международного права, Зражевская не защитила докторскую, зато с докторской был Павел Николаевич Бирюков, ему и следовало возглавить кафедру. Я был замдекана юрфака и ректор Борисов уговорил меня приехать из больницы и проголосовать за Зражевскую. «Она важна для науки!», - говорил он, хотя, на самом деле, его попросил губернатор Иван Шабанов, которому Татьяна Дмитриевна была очень дорога. Я пошёл навстречу ректору, и мой голос за Зражевскую был решающим.

Теперь по существу ответа, опубликованного на сайте УПЧ Татьяны Зражевской. Из этого ответа следует, что омбудсмен занимается манипуляцией и подменой фактов. Мы с моим доверителем Виктором Тригубом обратились в УПЧ, потому что наше конституционное право на получение информации из архивов Воронежской области было ограничено. Параллельно я обратился в прокуратуру и облдуму, чтобы проверить законность отказов мне в документах по Дому Бунина (по, версии юриста, под видом расширения музея Бунина к великому писателю в качестве «Троянского коня» подселили фашистского пособника Владимира Петровского, чтобы, по словам Шлыкова, «отпраздновать юбилей, затем снять предмет охраны, передать недвижимость муниципалитету и продать» - ред.).



И мне пришёл ответ из прокуратуры и облдумы, что архив не располагает документами, на которые ссылаются воронежские краеведы, поселившие на пр. Революции Ивана Бунина. А Зражевская, не зная об этих ответах, дала свой, что, мол, архив наших с доверителям прав не нарушал и документы, которых не существует, направил Виктору Тригубу.

Далее ещё интереснее. Решение Центрального райсуда нас с доверителем полностью устраивало. В его мотивировочной части было указано, что для соблюдения баланса интересов государства и моего доверителя правомочный орган должен провести экспертизу и на основании её результатов принять решение о законности музея  - п.5 из решения суда, который заполняется по результатам экспертизы.


Вместе с подселённым к нему Володькой-фашистом (Петровским, которого краеведы называют меценатом – ред.). Профильное областное Управление экспертизу не сделало. На этом основании по суду отменялся приказ об охранном обязательстве. Однако ещё до судебного решения 12 декабря 2017 года Минкультуры РФ по обращению руководства Воронежской области, документ у меня имеется, вносит «Дом Бунина» в госреестр. Без всякой экспертизы. По сути - с подачи губернатора Гордеева.

Таким образом, право моего доверителя было блокировано решением Минкультуры. Мы ждём помощи от уполномоченного по правам человека, так как право на судебную защиту было ограничено. Но, как было написано в письме в «Блокнот», Зражевской отписалась «требования об отмене приказа не основаны на законе…, поэтому не подлежат удовлетворению». Это передёргивание. Ведь суд чётко указал на необходимость экспертизы, которой так и не было. Зражевская вместо помощи, поменяла акцент от конкретного решения суда на абстрактное «не подлежат удовлетворению». Она просто защищала интересы областных чиновников, которые не исполнили и не собирались исполнять решение суда.

Много позже, уже в марте 2020 года, я дал Зражевской последний шанс, отправил на её имя заявление о недопустимости реабилитации пособника фашистов, где всё по полочкам расписал. В ответе она говрила обо всём, но только не о фашисте Петровском. И заявила неправду, что приказ ДИЗО Воронежской области не ограничивает прав моего доверителя на распоряжение его имуществом. Однако с 2010 года все действия Виктора Тригуба с его имуществом носили уведомительный характер, а после 2017-го он полностью утратил права статьёй 209 ГК РФ, живёт в своём доме как квартирант.

И последнее, что касается обвинений меня и «Блокнота» в казуистике. По каждому утверждение, опубликованному «Блокнотом», есть документы, часть которых публиковалась на сайте.

Во-первых, обращения Шлыкова в части ограничения граждан на судебную защиту, права на получение информации и нарушения имущественных прав должно рассматриваться УПЧ.

Во-вторых, имеются подтверждения (УФСБ, полпреда в ЦФО, а также прокуратуры) о том, что в 2018 году суд Воронежской области отказал в оправдании Владимира Петровского, увековеченного региональной властью в Доме Бунина.

 

В-третьих, имеется ответ правительства Воронежской области о том, что в облархиве отсутствуют документы, на основании которых отдельные краеведы и Управление охрану культурного наследия придумали историю с Буниным и тем самым наложили обременение на собственность В.Б Тригуба. И так далее.

Поэтому ещё раз заявляю, что Татьяна Зражевская видит свою работу только в том, чтобы прислуживать любой власти. И ни в чём другом. Все её действия были направлены на защиту интересов правительства Воронежской области, которому на данном этапе выгодно оправдывать В. С. Петровского, а фактически - героизировать фашиста.

Виктор Ганик

Новости на Блoкнoт-Воронеж
  Тема: Рубрика "Комментарий дня" Воронеж  
Персоны: Татьяна Зражевская
5
0